Андрей Караулов (karaulovlife) wrote,
Андрей Караулов
karaulovlife

Category:

От Дали до наших дней



Работы Дали больше месяца были выставлены в Манеже, но очереди к картинам испанского живописца исчезли только после закрытия выставки из-за угрозы распространения коронавируса. До этого (и даже не смотря на заявления про опасность COVID-19) около 9 тысяч человек ежедневно посещали эту выставку. Такой ажиотаж в Москве не впервые: на выставку Куинджи пришли около полумиллиона зрителей, столько же побывали на Серове, а около 600 тысяч москвичей и гостей столицы успели взглянуть на картины Айвазовского. Что это? Жажда прекрасного или удачный маркетинг? Чем обоснован выбор зрителей? Об этом редакция “Караулов Life” поговорила с основателем Центра современного искусства ВИНЗАВОД, президентом Фонда поддержки современного искусства "Винзавод", директором Школы дизайна ИОН РАНХиГС при Президенте РФ Софьей Троценко.

- Софья, с чем вы связываете успех выставки Дали и других живописцев прошлого столетия?

- Относительно Дали тут есть несколько факторов. В целом, мы достаточно образованная нация. Есть имена в искусстве, литературе и кино, которые известны широкому кругу и Дали, несомненно, к этому списку относится. Его хорошо знали и в Советском Союзе, да и, в принципе, это  мировая одиозная фигура. Выставка Дали уже была в Москве в 90-х в Третьяковке на Крымском валу -  уже тогда были огромные очереди. Поэтому нельзя сказать , что Дали это что-то новое для нас. Меня не удивляет ажиотаж вокруг его работ, но нельзя не признать хорошую PR-кампанию, с точки зрения освещения выставки.

- Так что больше способно привлечь аудиторию? Хороший маркетинг или ощущение сопричастности с именем художника?

- Конечно, я считаю, что маркетинг в выставках пользующихся такой большой посещаемостью, играет не последнюю роль. И, безусловно, доверие к месту, к институции, где выставка проходит, очень значимо. В Москве сейчас такой огромный выбор культурных возможностей: музеи, театры, галереи... И нельзя не сказать, что все перечисленные фамилии художников с успешными выставками - это, грубо говоря, иллюстрации к учебнику "Родная речь", на котором мы выросли. И это важный предмет для диалога относительно интеграции искусства не только в рамках музеев, но и в широком смысле - в образование. Картинки, что там были, мы все помним как культурный код, который остался с детства. Конечно, то что мы видели в школьных учебниках, то, по поводу чего писали сочинения, то что было в нас заложено - вызывает такой интерес, когда широко освещается, и есть возможность увидеть это "вживую".

- Что в таком случае влияет на интерес к современному искусству? Оно ведь не остановилось и отражает нашу сегодняшнюю реальность. Но на экспозиции молодых художников не собираются километровые очереди. С чем это связано?

- Это вопрос информации. Если есть возможность пойти на выставку молодого художника или Серова - молодого художника выберет только узкий круг профессионалов, потому что широкой аудитории будет непонятно кто этот молодой художник и что он может рассказать. Существует широкая аудитория - та самая, которая ходит в Третьяковку и в Пушкинский, и на выставку Дали. Эта аудитория не относится к профессиональному кругу, но, в целом интересуется культурой. А есть такие люди, как коллекционеры, как профессиональное сообщество. Для этих людей важна "насмотренность". Понятно, что возможность поехать на Арт-Маями или на ярмарку в Базель есть не у всех. Ты должен быть или профессионально связан, или это должно быть увлечением. Я считаю, что нужно пытаться разнообразить круг проектов на которые вы ходите. Это всегда хорошая зарядка для ума. Современное искусство - это отражение тех процессов, которые происходят в обществе сегодня.

- Возможно, за рубежом наши российские современники более востребованы?

- У нас очень мало выставок современных российских художников попадает за рубеж. История по популяризации российского искусства... не медведей, и не балалайки, а чего-то нового, нового образа России -  таких инструментов сегодня не хватает. Поэтому, наше современное российское искусство практически неизвестно за рубежом.

- Для меня удивительно, что несмотря на то, что сейчас в России развит культ “человека из народа” и дикую популярность обретают блоггеры, певцы-самоучки… молодых художников, скульпторов, перфомансистов знают не так хорошо. Но это ведь тоже культура. Возможно ли сделать так, чтобы они стали также популярны?

- Я считаю, что да. У нас на протяжении десятилетий  было принято, что художник не общается "напрямую", а должен коммуницировать с аудиторией через разные профессиональные институции: галереи, кураторов, арт-дилеров, музеи. Сегодня мир меняется. Появляются популярные Instagram-аккаунты у художников, а также онлайн ресурсы, которые позволяют художнику взаимодействовать с аудиторией и коллекционерами без сложных ступеней. В этом есть огромные плюсы, но есть и минусы. Потому что профессиональные институции, такие, как галереи, осуществляли еще своего рода профессиональную экспертизу художественного процесса. И если галерея или куратор "с именем", то ты уже получаешь вместе с его оценкой багаж знаний и накопленный опыт с точки зрения того, что хорошо в искусстве. Современное искусство всегда отражает процессы происходящие в обществе. Поэтому важно обращать на это внимание и интересоваться.

- Получается, что сегодня качество самопрезентации зависит от самого автора, ведь этому не учат в вузах. Откуда тогда ждать помощи молодым художникам?

- Мы более десяти лет назад в Центре современного искусства ВИНЗАВОД инициировали проект "Старт". Это был первый системный проект по поддержке молодых художников со всей страны. Через него прошли больше пятидесяти художников, которые сегодня, уверенно можно считать, вошли в историю современного искусства. Например, такие как Евгений Антуфьев, Таня Пеникер, Аслан Гайсумов, Татьяна Ахметгалиева, Зина Исупова, Лиза Бобкова и многие другие. И это один из самых важных вопросов профессиональной лестницы, траектории развития, для тех кто учится в вузах, или просто связывает свою деятельность с искусством. Сегодня, к счастью, появилось большое количество проектов для художников, где они могут себя развивать, а также знакомиться с профессиональным сообществом, сокращая дистанцию между коллекционерами и теми, от кого их профессиональная успешность может зависеть. Дальше есть самые разные системы грантов и поддержки для молодых художников, есть галереи, которые работают с молодыми художниками. Есть биеннале и ярмарки. Мне кажется, что художнику, для того, чтобы его узнавали, чтобы пришел успех на рынке, необходимо пройти все эти этапы развития .

- Вы считаете, профильные вузы и государство недостаточно поддерживают творческих специалистов? И как развиваться в таких условиях?

- Я считаю, возможно, и хорошо, что государство не вмешивается в деятельность молодых художников. Для переосмысления профильного образования требуется поддержка и участие тех организаций и институций, которые уже имеют опыт реальной успешной работы в индустрии и представляют из себя экспертные сообщества. Молодым художникам я бы посоветовала попробовать съездить в какие-то иностранные резиденции, формировать сообщество вокруг себя, попробовать получить более актуальное образование, чтобы понимать контекст в котором они находятся. Художник - это прекрасно, но ты не существуешь в вакууме. Если ты рисуешь "в стол для себя" - это один разговор. Но мы же говорим об искусстве, как о профессиональной сфере деятельности, поэтому художнику сегодня очень важно быть в контексте - понимать что вокруг происходит и, конечно, занимать активную жизненную позицию.

Источник: http://karaulovlife.ru/news/ot-dali-do-nashikh-dney/9893

Tags: Выставка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments